Текущее время: 11 дек 2018, 01:11

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: К проблеме половой идентификации личности (Белкин, Грейнер)
СообщениеДобавлено: 29 дек 2013, 19:13 
Администратор
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 15 окт 2013, 18:05
Сообщения: 3530

Cпасибо сказано: 818
Спасибо получено:
1324 раз в 999 сообщениях
http://www.detskiysad.ru/fitoterapia/problema002.html

A. И. Белкин, Э. А. Грейнер

К ПРОБЛЕМЕ ПОЛОВОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Проблемы современной сексопаталогии (сборник трудов)
Московский НИИ психиатрии, М., 1972 г.


OCR Detskiysad.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями.



В учении о развитии психики человека, в частности, при рассмотрении мотивационных процессов, потребностей, установок, выявлении «ключевых» эмоциональных переживаний и факторов, определяющих происхождение различных форм нарушений адаптивного поведения, особое место занимает проблема половой аутоидентификации личности.

Обоснованное большим числом наблюдений научное решение этой проблемы по существу является необходимой посылкой не только для разработки важнейших вопросов психиатрии и сексопатологии, но и педагогики (половое воспитание, гигиена пола и т. п.). Изучению вопросов психологического развития и формирования личности с учетом ее «половой роли в обществе в последние годы был посвяшен ряд исследований [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7].

В данной работе мы рассматриваем, главным образом, вопрос о роли биолопческого фактора в формировании половой аутоидентификации личности.

Независимо от применяемых методов исследования большинство авторов приходит к выводу, что становление половой идентификации происходит в первые три года жизни ребенка [15, 19, 17].

По мнению Столлер [33] ребенок способен определить свой пол уже в возрасте от 30 до 36 месяцев, а ицогда и еще раньше. В этот же период можно наблюдать и первые нарушения половой самооценки. Манм [22] считает, что момент становления половой идентификации наступает в 18 месяцев. К двум с половиной годам половая роль уже четко принимается. По данным Хамшсон [21] специфическая половая характеристика ребенка может быть установлена в течение первых 2,5—3 лет. Большинство же устойчивых элементов половой аутоидентификации оказываются сформированными между 4 и 6 годами. Значительно сложнее вопрос о том, как формируется половая идентификация, какие факторы являются здесь решающими, что тормозит или, напротив, ускоряет этот процесс, с чем связано его качественное нарушение.

Известны несколько теорий становления половой идентификации и связанной с ней психосексуальной ориентации личности. Это — психоаналитическая теория, теория социального познания, S—R — теория, или бихевиоризм, и различные биологические концепции. Не останавливаясь здесь на критическом анализе различных трактовок половой аутоидентификации, отметим лишь общую для всех односторонность самого подхода к проблеме, попытку решить ее либо в плане социально-психологическом, либо — конституционально-биологическом.

Сторонники психоанализа, например, выводят половую аутоидентификацию взрослого из особенностей раннего развития ребенка в семье, якобы фатально предопределяющих дальнейшую судьбу человека. Основное внимание в этой теории уделяется таким моментам, как «беспокойство ребенка перед кастрацией», «Эдипов комплекс», «фаза фалуса», «чувство вагины» и др., которые якобы играют первостепенную роль в половой аутоидентификации [12, 18, 20, 9].

О бесплодности такого подхода к проблеме говорят прямые клинические наблюдения за детьми, родившимися с серьезными патологическими изменениями гениталий, у которых до периода полового созревания каких-либо отклонений в половой идентификации не отмечалось. Иными словами, клинические наблюдения показывают, что гениталии не являются основной причиной первичной половой идентификации. Односторонность психоаналитической теории выявляется и в недостаточном внимании ее авторов к познавательной деятельности ребенка, играющей первостепенную роль в становлении половой идентификации.

Бихевиоризм столь же односторонне и механистически подчеркивает универсальную роль среды, почти полностью игнорируя биологический фактор. Сторонники этой теории, как правило, не предлагают своего определения половой аутоидентификации, ограничиваясь лишь перечнем отдельных свойств, которые ее характеризуют.

В теории социального познания особый акцент делается на тенденции детей перенимать те свойства моделей, которые им нравятся. Некоторые представители этого направления ставят даже знак равенства между имитацией и идентификацией. С этих позиций половая идентификация носит чисто внешний характер, не обладает никакой определенной структурой и может быть сведена к простому описанию субъектом характера своей половой принадлежности.

С нашей точки зрения неправомерно приравнивать процесс идентификации к акту имитации, как это делает, например Уайтинг, полагая, что «идентификация — это желание личности выполнить роль, присущую другим людям». Бесспорно, имитация, особенно на раннем этапе, играет весьма существенную роль в процессе идентификации, но она выступает в единстве с познавательными способностями ребенка и развитием речи. В результате половая идентификация оказывается тесно спаянной с индивидуальным жизненным опытом и определенными грамматическими конструкциями, особенно с категориями рода.

Имитация же представляет собой лишь подражание, которое может носить чисто внешний характер, тогда как идентификация есть уже компонент «Я». Личность может имитировать различные роли, но идентифицирует себя лишь с определенными «эталонами» или «моделями».

Другая крайняя точка зрения состоит в стремлении биологизировать процесс половой идентификации, свести его к врожденному различию в поведенческих реакциях индивидуумов мужского и женского пола.

Несомненно, биологические особенности индивидуума, его соматическая база — весьма существенный фактор в развитии половой идентификации и психосексуальной ориентации. Нельзя не отметить и особую роль в этом процессе гормонального фактора, оказывающего серьезное влияние на дифференциацию как внутренних, так и внешних генитальных структур еще в эмбриональном периоде.

Однако даже образцы полового поведения животных, которые ранее считались врожденными, оказались зависящими от среды обитания, условий развития, поведения других особей и тому подобных экологических факторов [10, 12, 13].

У человека же биологические факторы тем более не могут предопределить ни их половую идентификацию, ни психосексуальную ориентацию, ни характер полового поведения. Только в процессе социализации личности эти категории получают развитие.

Мы рассматриваем патовую идентификацию, исходя из взаимосвязи биологических и социальных факторов, принимающих участие в ее формировании. С нашей точки зрения суть половой аутоидентификации, выраженной в понятии «Я», состоит не в перечне отдельных черт или признаков, характеризующих половую принадлежность, а в понимании и в восприятии себя личностью как представителя определенного пола. Иными словами, половая идентификация личности — не сумма биологических, психологических и социальных характеристик, а целостный образ, единая, хотя и не лишенная внутренних противоречий, установка по отношению к своей половой принадлежности.

Основные положения и выводы данного сообщения базируются, главным образом, на изучении 3 групп больных. В первую группу вошли 85 больных с эндокринными нарушениями (врожденный адреногенитальный синдром, дисгенезия тестикул, истинный гермафродитизм, евнухоидизм, тестикулярная феминизация, синдром Клайнфельтера и преждевременное половое развитие церебрального генеза), у которых в результате соматических отклонений половая аутоидентификация была затруднена.

Клинико-психопатологический анализ этой группы больных выявил взаимосвязь между нарушением половой идентификации и такими категориями личности, как агрессивность, инфантилизм и психосексуальная ориентация.

Во вторую группу мы включили 26 больных, у которых в постпубертатном периоде была произведена смена пола в связи с длительным и глубоким конфликтом между гражданским полом, установленным при рождении, и соматическими признаками, характеризующими половую принадлежность (у 11 больных смена пола была произведена с женского на мужской, у 15 — с мужского на женский).

Данная группа представила особый интерес для исследования различия социальных ролей мужчины и женщины. В частности, действительно ли ролевая игра является наиболее эффективной процедурой для изменения целого ряда установок и ценностных ориентации личности, связанных с ее половой принадлежностью; насколько существенно различие между «идеальной» (институционализированной) и «фактической» (реально занимаемой индивидуумом) половой ролью; как быстро меняются категории рода, закрепленные в грамматических конструкциях языка при переходе из одного пола в другой и т. п.

Третью группу составили 9 больных, у которых соматические изменения не были столь четко очерчены, как в предыдущей группе (стертые формы адреногенитального синдрома, гипогонадизм, соматический инфантилизм). Однако при наличии соответствующей ситуации эти отклонения оказались решающим фактором, вызвавшим нарушение половой идентификации.

В данном сообщении мы уделяем особое внимание именно этой третьей группе, поскольку она дает возможность на примере отдельных наблюдений проследить гротескно проявляющуюся взаимосвязь социальных, психологических и биологических уровней личности, участвующих в формировании половой аутоидентификации.


Все больные были обследованы в различных эндокринологических учреждениях и лаборатории психиатрической эндокринологии Московского научно-исследовательского института психиатрии МЗ РСФСР.

Переходя к изложению результатов исследования, считаем целесообразным привести одно из наиболее характерных клинических наблюдений и на конкретном примере проследить роль «биологической базы» личности в формировании ее половой идентификации (в до- и постпубертатном периодах). В понятие же «биологической базы» мы включаем в первую очередь нервную систему, систему эндокринных желез, процессы обмена веществ, половые различия, анатомические особенности индивидуума, его фундаментальные биологические потребности (голод, жажда, половой импульс, спонтанная двигательная активность, сон), а также процессы созревания и развития организма.

Больная Н., 29 лет. По линии отца и матери есть случаи алкоголизма. Родилась в срок. Росла и развивалась физически с опережением. До 14 лет была выше своих сверстников. Рост волос на лобке и в подмышечных впадинах с 11 лет. С 15 лет рост усов.

С детства больная отличалась необычайной подвижностью. Любила играть в войну, футбол, лазить по деревьям. Детский сад посещала неохотно, была угрюмой, замкнутой, драчливой. Причиной такого поведения считает запрет, наложенный воспитателями на «мальчишечьи» игры. К куклам, мытью посуды, украшению комнат и т. п. не тянуло. Несмотря на частые наказания, изменить поведение девочки не удалось, и через год мать вынуждена была забрать ребенка из детского сада.

Дома большую часть времени была предоставлена сама себе. Много бегала по улицам, лазила по крышам, деревьям, участвовала в драках, играх в мяч и т. п. Старалась носить (в зависимости от погоды) шаровары и свитер или майку и трусы, поскольку в такой одежде было удобнее соревноваться со сверстниками. Однако, мать всякий раз наказывала девочку и силой заставляла надеть платье. В мужской одежде, несмотря на длинные волосы, больную часто принимали за «мальчишку», что всегда вызывало чувство удовлетворения.

В 8 лет пошла в школу. К этому времени «выработалась» привычка следить за своими действиями и скрывать свое желание походить на «мальчика». В фантазиях же представляла себя юношей, побеждающим своих соперников в боксе, борьбе, стрельбе из пистолета. Мечтала, что будет сильной и не даст в обиду маленких детей. В мечтах называла себя мужским именем.

В 9 лет проявила «самостоятельность», обрезала волосы, надела спортивный костюм, объявив, что теперь она «Сережа». В этот же день была жестоко наказана матерью. В течение недели, возвращаясь из школы, стояла часами в углу. Учителя в школе многократно «прорабатывали» девочку, пытались внушить ей, что поведение ее неправильно. Однако все это лишь заставило больную еще глубже уйти в себя и скрывать свою мечту «стать мальчиком». Испытывала чувство гордости, когда в спортивном клубе ее принимали за мальчика, старалась перенять «мальчишечьи» привычки и манеру поведения.

Со временем убедилась, что в своем поведении ничем от них не отличается. Это в свою очередь убеждало больную, что она «мужчина». Близких товарищей не имела. Много времени уделяла спорту.

В возрасте 12—13 лет появилось чувство «дружелюбного покровительства» к девочкам, как к «слабым существам». Много читала. Нравились в основном приключенческие книги.

В 14 лет впервые испытала желание сделать «что-нибудь приятное» для одной своей одноклассницы. Хотелось, чтобы та восхищалась ее силой, ловкостью, решительностью. Если кто-то из ребят подолгу разговаривал с ней или оказывал знаки внимания, то появлялось чувство ревности.

В этом же возрасте впервые сознательно задала себе вопрос, «такая ли она, как все». Сравнивала себя с одноклассницами, но неизменно приходила к одному и тому же выводу, что больше похожа не на них, а на ребят: «и широкие плечи, и сила, и ловкость, и низкий голос». Однако различия в строении гениталий; вызывавшие поначалу лишь неосознанную тревогу, внезапно привели больную к выводу, что она «уродлива». Несколько дней не могла найти себе места. Не ходила в школу, часами сидела неподвижно. Но затем случилось еще большее «потрясение». Неожиданно для больной в 14,5 лет пришла первая менструация. Первой ее мыслью было покончить с собой, потом больная начала анализировать свою жизнь. И по мере анализа у нее все отчетливей формировалось убеждение «я — мужчина», «я не хочу и не могу быть девушкой», «все, что связано с понятием женщины, мне чуждо и дико».

Спустя несколько месяцев менструации стали изредка повторяться. В эти дни «ненавидела себя, свое тело, всех окружающих». Настроение было «мрачно подавленным», «хотелось выть», «уйти из жизни».

Однако «покончить с собой» не решилась. Стала еще больше времени уделять спорту. Метала диск, копье, молот. Участвовала в забегах на большие дистанции. В 15 лет увлеклась мотоциклетным спортом. С первых же дней занятий тренер обратил внимание на силу и ловкость новой ученицы, на ее способность разбираться в устройстве машин, умение орудовать техническими средствами. На тренировках и соревнованиях выступала в составе мужской команды. При этом неизменно завоевывала призовые места.

В 16,5 лет во время соревнования получила тяжелую травму ноги и была доставлена в больницу, где находилась более месяца. К этому периоду относится первое глубокое увлечение своей сверстницей В., которая работала в палате санитаркой. Подолгу разговаривала с ней о книгах, спорте, красоте природы. Глубоко переживала замечание новой подруги «из тебя получился бы отличный парень». Выйдя из больницы, однако не решилась идти на свидание к В., так как «больно и неприятно появляться перед ее глазами в платье».

По выздоровлении перешла в другую школу. Новый коллектив встретил больную настороженно. С первых же дней получила кличку «мужичка». Однако, спустя некоторое время, с ребятами наладились дружественные отношения. Многие по примеру больной стали тоже заниматься мотоспортом, признали ее ловкость, силу, решительность. Охотно ходили под ее предводительством в далекие походы, считая «своим парнем».

Домашние пытались всеми возможными средствами «воздействовать» на больную, чтобы она, подобно сверстникам, завела подруг, научилась шить, стирать, готовить, а не возилась с гайками, болтами, мотоциклом. Однако ни уговоры родителей, ни наставления педагогов не могли заставить больную изменить свое поведение. Вспоминает, как обидело ее требование учителя работать на стройке в бригаде девушек. Пыталась бойкотировать его указания, и в конце концов, дезорганизовывала работу всей группы.

На третий день учитель вынужден был перевести ее в бригаду юношей, где больная была избрана бригадиром. Ребята, не стесняясь, просили ее научить их класть кирпичи, пользоваться различными инструментами, составлять график работы и т. д. Гордилась тем, что одноклассники не считают ее девушкой. Вспоминает и такой случай, как однажды после похода кто-то из одноклассников предложил ей закурить и, услышав отказ, возмутился, «почему ломаешься, ты что девчонка, что ли?» Слова больная поняла как «посвящение в мужчины».

Окончила 10 классов с хорошими и отличными оценками. Дальнейшее обучение решила продолжить заочно. В комиссии по трудоустройству больной предложили идти ученицей на ткацкую фабрику. Однако, настояла на работе в автохозяйстве. Никакие уговоры и рассказы о трудностях этой работы не могли переубедить больную.

Первые встречи с коллективом автослесарей были настороженными, иба женщин-ремонтников в автохозяйстве не бывало. Но скоро «холодок» прошел. Товарищи по работе и администрация вынуждены были отдать должное ее сообразительности и сноровке в исполнении заданий. Уже через месяц больная сдала экзамены на разряд, а еще через несколько месяцев получила права водителя III класса. Попытки отдельных сослуживцев «ухаживать» грубо и резко обрывала.

В этот же период все свободное время отдавала спорту в группе мужчин, участвовала в велосипедных кроссах. Из-за скандалов дома, поскольку родные по-прежнему требовали отказа от ее мужских привычек и от полумужского костюма, сняла отдельную комнату, которую сама отремонтировала, провела водопровод, отопление. Помогла хозяйке пристроить террасу, сарай.

В возрасте 20 лет получила травму головы и позвоночника. В больницу была доставлена в бессознательном состоянии. Пролежала в травматологическом отделении более трех месяцев. К этому периоду относится второе увлечение медицинской сестрой Л., которая, к удивлению больной, «ответила взаимностью». Охотно оставалась вдвоем. Восхищалась ее спортивными достижениями, иногда вдруг, забываясь, обращалась к нашей больной в мужском роде.

Увлечение Л. еще раз заставило больную задуматься над своим «положением в обществе». «Паспорт мой был женским, все требовали женского поведения». Часто испытывала душевную пустоту, тревогу, грусть. «Ложное положение» среди коллектива требовало выхода. Быть «в двух лицах стало невыносимо». Минутами появлялось ощущение будто «вообще не принадлежишь ни к какому полу». Это состояние, как отмечает больная, «сравнимо лишь с моментом перед самоубийством; становишься опустошенным, мир воспринимается, как ад, чувствуешь, что выпили всю твою кровь». После одного из таких состояний больная решила воспользоваться советом родителей и попытаться вступить в связь с мужчиной. «Все уверяли, что это сразу излечит».

Познакомилась с красивым молодым человеком 25 лет. Несмотря на «чуждость» его прикосновений, заставила себя пойти на близость. Ласки и теплые слова вызывали у больной одну лишь мысль: «неужели ему не стыдно лежать с таким же парнем?» После близости чувство отвращения к себе и к мужчине было настолько сильным, что больная не выдержала и ударом кулака, «оглушив» молодого человека, сбросила его с постели.

С этого момента, отмечает больная, она поняла, что никогда не сможет быть женщиной, что все ее существо только «мужское». Спустя несколько месяцев решила встретиться с Л. Несмотря на нарастающее влечение, понимала, что разрыв неминуем. Не видела выхода из создавшегося положения. Забывалась лишь после приема алкоголя, стала появляться в нетрезвом виде на работе. На замечания администрации отвечала дерзко. Вскоре была уволена за нарушение дисциплины. С каждым днем, рассказывает больная, опускалась все ниже и ниже. В трезвом виде презирала себя, в пьяном — возникала ненависть к окружающим. Предвидя неизбежность дальнейшего социального падения, решила обратиться в Московский институт психиатрии. По совету участкового врача, который давал направление, переоделась в женскую одежду, но сделала это лишь перед самым отходом поезда. Однако уже с первой минуты появилось чувство «противоестественности», «было жутко смотреть на себя», казалось, что «вся нагая». От стыда не смела поднять глаз на окружающих. В поезде не могла найти себе места, много раз то выходила в коридор, то возвращалась в купе. Наконец, не выдержав, вошла в туалет, сняла с себя женскую одежду и надела спортивный костюм. Только после этого вернулась в купе, успокоилась и заснула.

В Москве в институт не пошла, взяла обратный билет и вернулась в свой город. После двухдневных раздумий пошла в прокуратуру города и все о себе откровенно рассказала. Прокурор отнесся к Н. внимательно, позвонил администрации вагоно-ремонтного завода с просьбой устроить больную на работу под мужским именем.

С этого момента, как отмечает больная, она почувствовала себя полноправным членом общества. «Я могла, не стесняясь людей, называть себя мужским именем, могла поступить учиться дальше, передо мной открылась жизнь. Ни о каком употреблении алкоголя и речи быть не могло».

Через некоторое время больная уже как мужчина была выдвинута на руководящую работу в цеху, а через год отмечена наградой за производственные и общественные успехи. В то же время в своих мечтах больная многократно возвращалась к семейной жизни, в которой себя представляла мужчиной. Не понимая свое положение, не решалась на встречу с лицами женского пола.

«То, что я достигла, было для меня великим счастьем. Все принимали меня за мужчину, называли мужским именем. Я была по закону одета».

В связи с болями внизу живота, обратилась в эндокринологическое учреждение в г. Москве. (У себя в городе больная избегала посещения врачей и профилактических осмотров). После амбулаторного обследования с диагнозом адреногенитальный синдром была стационирована.

Соматический статус. Рост 160 см. Вес 64 кг. Деформаций скелета нет. Узкий таз, широкий плечевой пояс. Мышечный рельеф атлетический, особенно развита мускулатура рук и спины. Кожные покровы обычной окраски. Локтевые сгибы гиперпигментированы. Подмышечное оволосение развито хорошо. Рост волос на лобке с тенденцией к мужскому типу. Выраженное оволосение груди, ног, предплечий. Грудные железы хорошо развиты.

Щитовидная железа I степени. Со стороны сердечно-сосудистой системы без отклонений. Турецкое седло овальной формы. Контуры ровные, четкие.

Пневмогинекография: при исследовании органов малого таза видны тени крупных гонад. Четкое утолщение в центре на месте матки. 17 КС 33,5 мг/сутки; 17 ОКСИ 1,7 мг/сутки. После пробы с подавлением дексаметазоном на третий день 17 ОКСИ 0,9 мг/сутки; 17 КС — 12,1 мг/сутки.

Данные гинекологического исследования. Клитор вирилизирован — 2,5— 3 см. В толще больших половых губ ничего не пальпируется. Влагалище нормальных размеров. Пальпируется матка. Слева определяется образование, напоминающее яичники, справа придатки не определяются. Диагноз: адреногенитальный синдром.

Психический статус. Одета в пуловер спортивного типа и мужские брюки, на ногах простые полуботинки большого размера. Волосы прямые, коротко подстрижены. Твердый, решительный взгляд. Лицо широкое, оттененное густым пушком. Над верхней губой выраженные аккуратно подстриженные усики. Голос низкий. Отвечает спокойно, уверенно, толково. Немногословна, держится скромно, но с достоинством. Говорит о себе в мужском роде. Грудные железы перетягивает широким резиновым бинтом.

Интеллект высокий. По многим вопросам высказывает собственное мнение. Адекватно реагирует на ситуацию в отделении. Помогает слабым больным, делает это спокойно без показной суетливости. К окружающим относится дружелюбно, держится уверенно, с чувством собственного достоинства.

Дисциплинирована. Аккуратна. Не сомневается в своей принадлежности к мужскому полу, хотя и понимает, что гениталии у нее женские.

Заключение психиатра. Учитывая данные эндокринологического обследования, наличие мужской половой аутоидентификации и хорошую адаптацию на протяжении последних двух лет к мужской роли, рекомендуется смена документов, гормональное лечение и психотерапевтические разъяснительные беседы, касающиеся дальнейшего устройства личной жизни больной.


Катамнестические наблюдения на протяжении трех лет показали правильность выбранного врачами хирургического, медикаментозного и психотерапевтического методов воздействия.


Выше описан типичный случай, когда личность с первых лет сознательной жизни не приемлет навязываемую ей обществом половую роль и стремится идентифицировать свое «Я» с другим полом. Что питает бескомпромиссное внутреннее отвращение ребенка к модусу поведения пола, так настойчиво внушаемого родителями и воспитателями? Мы полагаем, что в качестве одного из основных моментов следует назвать анатомо-физиологические особенности формирующегося индивидуума. В подавляющем большинстве случаев эти особенности прямо связаны с количеством половых гормонов (и в первую очередь андрогенов) в организме. Наблюдения показывают, что у девочек при избыточном количестве в организме андрогенов обнаруживаются не только ускоренное половое развитие, но и определенные изменения всей биологической и психической конституции, которые в соответствующей ситуации предрасполагают субъекта к принятию мужской идентификации. Более того, конституциональные особенности таких детей (хорошо развитая мускулатура, моторная активность, инициатива, ловкость и т. п.) позволяют им порой с легкостью усваивать навыки противоположного пола, что в свою очередь ведет к фиксации именно этой модели поведения. Следует также отметить мальчишеское выражение лица, походку, манеры и лексику таких больных, благодаря которым их, как правило, принимают за мальчиков, что также отражается на характере половой идентификации формирующейся личности.

В практике встречаются и иные варианты, когда мальчики с первых лет жизни — чаще в связи с недостатком андрогенов — обнаруживают слабость мышечной системы, отсутствие агрессивных тенденций, уступчивость и т. п. Такие дети застенчивы и пугливы, охотнее играют с девочками, обнаруживают склонность к женским видам труда (шитью, вязанью, уборке квартиры, приготовлению пищи и т. п.). Обычно они не только не обижаются, но даже бывают польщены, если их принимают за девочек.

Таким образом, ряд анатомических (рост, телосложение, волосы, размеры, форма, пропорции частей тела) и функциональных (осанка, походка, жестикуляция, мимика, голос) признаков, связанных с уровнем половых гормонов (в первую очередь андрогенов) в организме, оказывают существенное влияние на характер поведения личности и ее половую аутоидентификацию. Анализ наших наблюдений показывает, что к 5—7 годам ребенок способен не только принять внешнюю «модель» поведения представителя определенного пола, но и наделить ее соответствующими чертами характера. В приведенном наблюдении, например, больная стремилась не только к внешнему сходству с мужчиной, но в мечтах видела себя воином, героем и т. п.

Иными словами, формируя модель «мужественности» или «женственности», ребенок стремится наполнить ее неким идеальным содержанием. Что касается характера реализации соответствующей «модели», то это зависит от ряда факторов: анатомических особенностей, уровня развития и индивидуальных способностей ребенка. Важное значение имеет и характер среды, в которой находится ребенок, поскольку система наград и санкций может развить или, напротив, затормозить соответствующий этап идентификации.

Мечты и страдания детей с неправильной половой аутоидентификацией нередко вызывают у окружающих удивление, а подчас и возмущение. Одобряются лишь те формы поведения, которые отвечают приписанной субъекту при рождении половой роли.

В норме ребенок к 7—8 годам пытается уже выработать линию поведения, максимально соответствующую тем признакам, которые он научился считать присущими его полу и, напротив, стыдится таких, которые, с его точки зрения, свойственны полу противоположному. Основа для подобной оценки черпается из принятых в его среде стереотипов поведения.

Эти обстоятельства побуждают индивидуум к таким формам полового поведения, которые от него ожидают и подсказывают своим отношением другие люди.

Но человек может и не принять навязываемую ему модель полового поведения в результате отклонений в биологической базе. Тогда он неминуемо попадает в трагическую ситуацию, кот&рая выражается либо во внутреннем конфликте с самим собфй, если он принимает навязываемую ему модель полового поведения, либо в конфликте с окружающими, если не принимает эту модель.

Наиболее богатый иллюстративный материал в этом отношении дают наблюдения над лицами с отклонениями в половой аутоидентификации, возникшей в связи с эндокринной патологией (адреногенитальный синдром, текстикулярная феминизация, гермафродитизм, гонадальный дисгенез и первичный агонадизм).

Однако причисление себя к определенному полу к началу посещения школы оказывается для личности, как правило, недостаточным. Возникает потребность добиться признания идентичности избранному полу другими лицами, в первую очередь референтной группой ребенка. Обычно это выражается в активном стремлении придать своей внешности максимальную схожесть с избранным полом: иметь такую прическу, платье и имя, которые четко определяют половую принадлежность субъекта. В нашем наблюдении больная в 9 лет остриглась, надела мужской костюм и заявила в школе, что она «Сережа». Этот акт можно считать своеобразным этапом в борьбе личности за избавление от навязываемой ей обществом неугодной половой роли, за признание в новом половом статусе. В ответ на разносторонние меры воздействия со стороны родителей, педагогов я сверстников, ребенок, не отказываясь от избранной половой индентификации, начинает искать новый выход из неблагоприятной ситуации. Жестокость применяемых воспитателями санкций вызывает реакцию, противоположную той, на какую рассчитывали окружающие. Больной находит многочисленные способы избежать наказания, бережно сохраняя преданность импонирующей толовой роли. У мальчиков это выражается в стремлении к участию в танцах, балете, некоторых видах циркового искусства и т. п., где до известной степени можно удовлетворить свое внешне скрываемое стремление к женской идентификации. Девочки в этом случае, как правило, обращаются к таким видам спорта, которые дают возможность не только носить мужской костюм, не вызывая упреков окружающих, но и общаться глинами мужского пола «на равных». Следует отметить, что «уход в спорт» наблюдается почти у всех больных с женским гражданским полом и мужской аутоидентификацией.

В этот период, который мы условно определяем как первый этап толовой аутоидентификации, дефекты строения гениталий еще не имеют решающего значения. Убежденность в своей половой принадлежности черпается из внешнего сходства, легкости подражания соответствующим образцам поведения и признания окружающими определенных способностей ребенка к выполнению предпочитаемой им половой роли. Однако это не значит, что дети такого возраста не замечают у себя отклонений в строении половых органов. Напротив, некоторые из них весьма рано обнаруживают несхожесть своих гениталий с половыми, органами других детей. Так больной О. уже в 5 лет стал отмечать подобные различия. Больной помнит, с каким любопытством и удивлением о нем говорили на врачебном осмотре, как разглядывали его половые органы, говорили «об уродстве», как ему было стыдно за себя.

В приведенном выше наблюдении больная Н. также сравнительно рано осознала «неправильность» строения своих гениталий, скрывала это, избегала обнажаться при посторонних и т. д. Однако, несмотря на очевидность патологии гениталий, большинство больных на многие годы упорно вытесняли из своего сознания эту тревожную и нежелательную для них информацию.

Здесь мы сталкиваемся с весьма важными психологическими феноменами, возникающими в связи с уродством гениталий и отклонениями в строении тела. Речь идет о реакциях «защиты» против соответствующих источников беспокойства. Не останавливаясь специально на этом вопросе, отметим лишь три особенно распространенных «механизма защиты».

В первую очередь это различные формы вытеснения (подавление, исключение из сознания импульса, вызывающего беспокойство и тревогу).

Нередко лица с этой формой реакции обнаруживают признаки психического инфантилизма, который особенно, ярко выявляется в ситуациях, окрашенных эротическими моментами. Так, один из наших пациентов с явлениями истинного гермафродитизма до 18 лет избегал разговоров на сексуальные темы. Обладая достаточно высоким интеллектом, тем не менее не знал элементарных вопросов, касающихся интимной жизни.

Наиболее ярко механизмы вытеснения выявляются при психологическом исследовании. Так, при исследовании б-ной Ш. тематическим апперцептивным тестом, тестом Роршаха и методом самооценки была отмечена психологическая компенсация, осуществляемая преимущественно посредством различных форм вытеснения: торможение эмоций, сужение психического поля зрения, игнорирование актуальной тематики переживаний и характерного завышения себя на шкалах самооценки, при сохранении адекватного представления об оценке себя окружающими.

Отмечались также признаки инфантильности, затруднения контактов и истощаемость (исследования проводились старшим научным сотрудником психологической лаборатории института Ю. С. Савенко).

Другим наиболее распространенным «механизмом защиты» является открытая реакция ухода от вызывающих беспокойство ситуаций. Такие больные стремятся дружить с лицами противоположного пола, избегают ситуаций, в которых может выявиться их физическая несостоятельность и т. д.

В ряде случаев на этом фоне с годами развивается параноическая реакция. Больные начинают подозревать окружающих в том, что они знают их «дефект», но по каким-то причинам пока не говорят об этом прямо.

Особенно часто подобная реакция наблюдается у лиц женского пола с явлениями вирилизма. Больные стараются по возможности избегать контактов, не посещают общественных мест, при малейшей возможности меняют место жительства и т. п. Любое внимание мужчин воспринимают, как желание «вырвать» их тайну и рассказать о ней окружающим. В клинике такие больные общаются только с лечащим врачом, умоляя, чтобы история их болезни «не разглашалась», просят называть их при посторонних другим именем и т. п. Однако следует отметить, что по мере улучшения физического состояния и сглаживаемости вирильных черт параноическая настроенность постепенно затухает. Но особенно большой психотерапевтический эффект оказывает заверение врача, что при хирургическом вмешательстве было «убрано» из организма «все не соответствующее их полу».

Изменение неприемлемой для сознания тенденции на противоположную с глубоким преобразованием всего мировоззрения. Так, некоторые из наших пациентов, считая для себя противоестественной мужскую идентификацию, стремились всеми имеющимися у них средствами (одежда, косметика, украшения) подчеркнуть свою «женскую сущность».

Наступление периода полового созревания и связанное с этим становление психосексуальной ориентации знаменует второй этап развития половой аутоидентификации, на котором решающее значение приобретает уже область гениталий.

Этот этап весьма важен. Он может полностью устранить отклонения, возникшие на первом этапе; может обусловить неполную идентификацию личности, на базе которой легко возникают различные перверзии, и может, наконец, окончательно зафиксировать ранние отклонения в половой идентификации.

Таким образом, если до момента полового созревания ведущими соматическими факторами половой идентификации были телосложение, выражение лица, прическа, мимика, походка и т. п., то теперь главенствующее значение для субъекта приобретает наружное строение половых органов. Интересно отметить, что этот же признак, в свое время явившийся основанием для первого социального акта — выбора пола и соответствующего имени — приобрел решающее значение для индивидуума лишь теперь, на втором этапе половой идентификации.


Другими важными факторами, оказывающими влияние на второй этап половой идентификации, являются первые поллюции у мужчин и менструации у женщин. Появление этих, наиболее характерных биологических признаков половой принадлежности, наряду с психосексуальной ориентацией вносит в половую идентификацию существенную коррекцию, делая особо отчетливыми противоречия между половым самосознанием, социальным статусом индивидуума и его биологической базой.

Этот период, когда в половой идентификации особо ярко выступает конфликт между биологическим, психологическим и социальным «уровнями» личности, является наиболее благоприятным для приведения половой идентификации в соответствие с соматическими и социальными факторами, уже достаточно отчетливо выявленными. В этот момент появляются убедительные данные, позволяющие сделать вывод, в какой именно половой роли личность сможет адаптироваться в обществе.

В приведенном наблюдении все нарастающий конфликт между мужской идентификацией больной и мужской психосексуальной ориентацией, с одной стороны, и биологическим статусом женщины (отсутствие мужских тестикул и полового члена, наличие периодических менструаций, увеличенные грудные железы), с другой, создавали ситуацию постоянного напряжения. К этому присоединялись и сложности социального порядка, нередко приводившие больную в отчаяние, когда у нее появлялось мучительнее ощущение: «не принадлежу ни к какому полу». Это состояние, по словам больной, напоминает «момент перед самоубийством».

Следует отметить, что ощущение «потери половой принадлежности» обычно описывается больными в крайне мрачных тонах. Они сравнивают это состояние с «утратой своего Я», «падением в бездну» и т. п. Отсутствие видимого выхода, нарастающее душевное напряжение, как правило, приводит больных к злоупотреблению алкоголем, антиобщественным поступкам и другим формам аномального поведения, наступает быстрое социальное падение.

Некоторые больные, желая избавиться от ощущения «утраты своей половой принадлежности», решаются на близость, противоречащую их психосексуальной ориентации, надеясь обрести, наконец, свою «половую сущность». Однако обычный результат этого — еще более стойкое решение бороться за избранный половой статус.

Интересным в этом отношении является приведенное наблюдение, когда Н. обратилась к представителю власти и открыто рассказала о своем тяжелом состоянии. Наиболее значительным представляется здесь тот факт, что помощь, оказанная больной в устройстве ее на работу под мужским именем и признание самочинно присвоенного ею права называть себя мужчиной, жить и работать в качестве мужчины, не только установили для нее желаемый общественный статус, ной создали возможность быстрого социального роста.

Последующая гормональная терапия, хирургическая коррекция гениталий и смена документов на основании установленного эндокринологами диагноза и заключения психиатра окончательно закрепили положение больной в обществе. Это наблюдение не единично. Сходный результат мы отметили и в других не приведенных в данной работе случаях.

Анализ имеющихся в нашем распоряжении наблюдений позволяет считать, что одной из основных причин нарушения половой идентификации является тот факт, что индивидуум от рождения биологически всегда в той или иной степени бисексуален; психологически же — нейтрален. Подтверждением бисексуальной природы индивидуума может служить наличие в любом организме как мужских, так и женских гормонов. Конечно, в норме степень бисексуальности весьма относительна. Как правило, признаки одного пола столь доминируют, что практическая значимость признаков другого пола Минимальна. И это в подавляющем большинстве случаев предопределяет нормальный ход половой аутоидентификации, естественность принятия половой роли, определенную психосексуальную ориентацию личности и характер ее полового поведения.

Иными словами, в норме биологическая база индивидуума вполне соответствует задаче формирования одной из самых ранних форм самосознания личности — ее половой аутоидентификации.

Иная ситуация возникает при наличии выраженной биморфности, когда признаки одного пола оказываются выраженными у индивидуума недостаточно, в то время как стигмы другого носят отчетливый характер. В этих случаях становление половой аутоидентификации может оказаться не только затрудненным, но и качественно нарушенным.

Клинический опыт показывает, что если своевременно воздействовать на отклонения в сомато-эндокринном статусе (особенно на ранних этапах развития индивидуума) и провести соответствующие педагогические и социальные мероприятия, то можно предупредить патологию половой аутоидентификации и формирующиеся на ее основе отклонения в психосексуальной ориентации личности.


Обобщая представленные данные, считаем возможным отметить следующее.

Половая идентификация не тождественна ни психосексуальной ориентации, ни характеру полового поведения индивидуума, ни половому инстинкту, хотя тесно с ними связана. Это один из аспектов самосознания личности, имеющий свои специфические черты.

Биологическая база личности является той основой, на которой под влиянием общения с другими людьми формируется половая идентификация.

В норме половая аутоидентификация личности представляет интегральное единство всех трех «уровней» личности (биологического психологического и социального), которые взаимно приспособлены друг к другу. Однако, эта внутренняя интеграция различных уровней не означает, что между ними невозможны противоречия и конфликты.

Следствием нарушения половой идентификации является глубокий конфликт, нередко порождающий различные формы антисоциального поведения. Иными словами, невозможность принять четко очерченную половую роль приводит личность к дезинтеграции и изменению ценностных критериев (идеалы, моральные нормы, этические потребности).

Таковы, в основном, наиболее типичные последствия нарушения половой идентификации, проявившиеся в несоответствии биологической базы личности с ее психологическим статусом и социальными требованиями, предъявляемыми к мужской и женской половым ролям.


Не в сети
 Профиль  
Cпасибо сказано
 Заголовок сообщения: Re: К проблеме половой идентификации личности (Белкин, Грейнер)
СообщениеДобавлено: 29 дек 2013, 22:52 
Полноправный
Зарегистрирован: 21 ноя 2013, 16:34
Сообщения: 462
Откуда: Подмосковье

Cпасибо сказано: 0
Спасибо получено:
14 раз в 13 сообщениях
Читала Повести Белкина - "Третий Пол". Бред сивой кобылы. Всё в одну кучу: и религиозные фанатики, которые хотят отрезать чтоб не выросло, и гермафродиты и транссексуалы... Ценность подобной макулатуры - нулевая.


Не в сети
 Профиль  
Cпасибо сказано
 Заголовок сообщения: Re: К проблеме половой идентификации личности (Белкин, Грейнер)
СообщениеДобавлено: 29 дек 2013, 23:00 
Полноправный
Зарегистрирован: 23 ноя 2013, 21:55
Сообщения: 119

Cпасибо сказано: 5
Спасибо получено:
11 раз в 10 сообщениях
Спасибо за статью. Повезло ей, что усики только в 15. Мне это "счастье" перепало вообще в 12, если не в 11.
Кстати, вот интересно, если девочка в своих мечтах представляет себя только воительницей и.т.п.( но воительницей женского пола), но при этом никогда не мечтает стать принцессой или красавицей, любит мальчишеские игры и не проявляет интереса к куклам, одежде и работе по дому. Не противится, а просто ей это все безразлично. Но при этом говорит о себе в женском роде и нормально воспринимает свое женское имя. Это цисгендер или трансгендер?


Не в сети
 Профиль  
Cпасибо сказано
 Заголовок сообщения: Re: К проблеме половой идентификации личности (Белкин, Грейнер)
СообщениеДобавлено: 30 дек 2013, 18:19 
Администратор
Аватара пользователя
Зарегистрирован: 15 окт 2013, 18:05
Сообщения: 3530

Cпасибо сказано: 818
Спасибо получено:
1324 раз в 999 сообщениях
Лир писал(а):
Кстати, вот интересно, если девочка в своих мечтах представляет себя только воительницей и.т.п.( но воительницей женского пола), но при этом никогда не мечтает стать принцессой или красавицей, любит мальчишеские игры и не проявляет интереса к куклам, одежде и работе по дому. Не противится, а просто ей это все безразлично. Но при этом говорит о себе в женском роде и нормально воспринимает свое женское имя. Это цисгендер или трансгендер?

ИМХО, это маленькая разрушительница стереотипов. Она ведь свою принадлежность к женскому полу воспринимает нормально. Ей не нравятся только стандарты, которые ей навязывают.

Кстати, мне всегда казалось, что в классических детских книгах и фильмах девочки изображены как-то уныло. Либо идеально правильные, либо вообще никакие - фоном. Ну, может, Пеппи Длинныйчулок - исключение. Современные мультики лучше уже тем, что там девочки показаны активными.

P.S. На случай, если кого-то раздражают многочисленные кавычки наподобие:
Цитата:
В 9 лет проявила «самостоятельность», обрезала волосы, надела спортивный костюм, объявив, что теперь она «Сережа». В этот же день была жестоко наказана матерью. В течение недели, возвращаясь из школы, стояла часами в углу. Учителя в школе многократно «прорабатывали» девочку, пытались внушить ей, что поведение ее неправильно. Однако все это лишь заставило больную еще глубже уйти в себя и скрывать свою мечту «стать мальчиком». Испытывала чувство гордости, когда в спортивном клубе ее принимали за мальчика, старалась перенять «мальчишечьи» привычки и манеру поведения.

Я немного в курсе, что эти кавычки значат. Это не ирония врача над пациентом (как может показаться). Это цитаты. Психиатры всё, что сказано или написано не ими, а самим пациентом, заключают в кавычки. Такое у них правило. (Если кто подумает, что я сама на учёте у психиатра, сразу объясню: это не так. У психиатра наблюдается кое-кто из моих знакомых, а я просто историю болезни читала и все эти кавычки видела.)


Не в сети
 Профиль  
Cпасибо сказано
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


 Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  
cron
Основан НПО САМОСТЬ © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
-
Рекомендую создать свой форум бесплатно на http://4admins.ru

Русская поддержка phpBB